Не испытывайте судьбу. Истории от докторов и людей победивших COVID-19 | Все о коронавирусе | Здоровье

Не испытывайте судьбу. Истории от докторов и людей победивших COVID-19 | Все о коронавирусе | Здоровье

Не испытывайте судьбу. Истории от докторов и людей победивших COVID-19 | Все о коронавирусе | Здоровье

Не испытывайте судьбу. Истории от докторов и людей победивших COVID-19 | Все о коронавирусе | Здоровье

«Сидите дома», — призывают врачи с экранов телевизоров. «Никуда не ходите», — пишут на своих страницах в соцсетях люди, победившие болезнь. Одни болеют, другие лечат. Но и те и другие рассказывают нам, как им страшно… за тех из нас, кто их не слышит.

Корреспондент «АиФ» поговорила с двумя пациентами, победившими COVID-19, и двумя докторами, борющимися с этим вирусом.

В начале эпидемии сведения о каждом новом заразившемся «короной» были знамением неотвратимо наступающей беды. Сейчас вести о тысячах инфицированных превратились в однообразный информационный шум, который многих уже не пугает. А как иначе объяснить картину, что мы наблюдаем из окна? Вереницу мамаш, которые вывели своих чад на детские площадки. Любителей командных игр во дворе. Желающих попить пива на лавочке в компании соседей.

Как болела телезвезда…

В числе вылечившихся от коронавируса популярная телеведущая Аврора. «Семь лет мой муж Алексей наблюдается у пульмонолога. У него проблемы с лёгкими и бронхиальная астма. Как только у нас появились симптомы болезни, мы сразу же связались с его врачом», — рассказала она «АиФ».

Не испытывайте судьбу. Истории от докторов и людей победивших COVID-19 | Все о коронавирусе | Здоровье 1

Пульмонолог направила супругов делать КТ, которое показало пневмонию. С того дня Аврора и Алексей начали дистанционное лечение под присмотром врача.

«Когда узнали о диагнозе, нам стало страшно: непонятно, что делать. Поначалу мы были растеряны», — делится Аврора.

Ехать в больницу супруги отказались: не с кем было оставить ребёнка и собаку. Но врачу пообещали, что, если температура поднимется выше 38,5, тут же позвонят в скорую. «Всё тело страшно ломило, в голову как будто забивали гвозди, а спина просто отваливалась. Температура ниже 37,3 не опускалась, иногда поднималась до 38, — написала на своей странице в Фейсбуке телеведущая. — Слабость была такая, что больше 5 минут на ногах провести было невозможно».

Через несколько дней симптомы появились и у дочки: поднялась температура и разболелось горло. Врачи из детской и взрослой поликлиник приходили к семье каждые два-три дня.

Супруги сдали два теста на коронавирус. Второй оказался положительным. Это случилось, когда они уже выздоравливали. «Когда я узнала, что у меня всё-таки подтвердили ковид, почувствовала облегчение. Ведь это означало, что я переболела и дальше буду выздоравливать», — рассказала «АиФ» Аврора.

21 апреля она написала пост, который начинался словами: «Празднуем победу над коронавирусом! Тест на „корону“ отрицательный! Карантин закончен. И это официально».

…и телезритель

Алексей Матвеев — 59-летний диабетик с повышенным сердечным давлением. Сам себя называет идеальным солдатом для борьбы с коронавирусом. «Но я его победил, — после паузы, уже серьёзно говорит он. — Вместе с девчонками». «Девчонки» — это врачи больницы № 52, где вылечили Алексея Владимировича.

Он почувствовал себя плохо 18 марта. 25-го температура поднялась до 38,5. Решил сделать КТ. Выявилась двусторонняя пневмония на фоне вируса: необходима была срочная госпитализация. Пациента доставили в отделение ревматологии 52-й больницы. Собрали консилиум, на котором выбрали препарат для лечения.

«У меня температура была уже 39. Я сказал врачам: „Девчонки, я сдаюсь в ваши руки, вам доверяю“, — рассказывает Алексей. — После этого в течение полутора часов мне прокапали лекарство. На следующий день чувствовать себя стал значительно лучше, а через день температура спала».

Но это был ещё не конец. У него начала падать сатурация (насыщение крови кислородом. — Авт.) и в какой-то момент дошла до критичного показателя 91. Врачи подключили пациента к кислороду, научили дышать на ИВЛ. Через два дня сатурация повысилась до значения 97–98.

«Я вместе с врачами был такой счастливый, что вы не можете себе представить, — радуется выживший. — Когда рассказываю, как нас там кормили, мне не верят. И булочку с изюмом приносили, и йогурт. Низкий поклон врачам 52-й больницы. Моя бы воля, я бы всем врачам и медсёстрам присвоил Героя России. Они столько жизней спасли. А сколько ещё спасут…»

Тем временем врачи теперь работают на износ. Многие переучиваются за несколько дней, чтобы трудиться в инфекционках. Работают сверх всякой нормы, от масок у них незаживающие раны. Общаются с родными по видеосвязи. И просят только об одном: «Оставайтесь, пожалуйста, дома».

Глазами врачей

31-я больница вошла в число клиник, отделения которых перепрофилировали для борьбы с COVID-19. С 10 апреля в больнице работает инфекционное отделение для пациентов с коронавирусом. В прошлой жизни Михаил Ковкин и Фади Ауде работали травматологами-ортопедами: устраняли «поломки» частей тела на операциях. Но с открытием инфекционки сменили направление деятельности.

Они работают по графику сутки/двое. День начинается с пересменки — врачи рассказывают меняющим их докторам, что произошло в их дежурство. «Утром мы с терапевтом делаем обход, обсуждаем лечение каждого пациента. Измеряем все показатели: давление, сатурацию, температуру, пульс, — рассказывает Фади Салимович. — Чтобы не упустить момент, если больному, не дай бог, понадобится перевод в реанимацию».

Михаил Игоревич признаётся, что перед открытием отделения испытывал тревогу. «Лично у меня эта перестройка заняла 2–3 смены, но в травматологии всё проще, — признаётся он. — Если у человека сломана нога, то после операции она у него уже не сломана. А здесь ты должен тщательно следить за всеми лабораторными показателями — контролировать, перепроверять анализы, делать рентген, КТ».

Анекдот для поднятия боевого духа

Форма у врачей тоже теперь не та, что прежде. Защитный костюм, высокие бахилы, две пары перчаток, респиратор и очки — без полной защиты вход в «красную зону» воспрещён. «Мы в операционной, конечно, надевали маски и очки, но операция длится в среднем час, а здесь мы часов 7 не снимаем защитный костюм, — говорит Фади Ауде. — Он давит, сковывает движения, в нём душно, не всегда всё хорошо видно».

Но даже полное обмундирование и соблюдение всех правил безопасности не дают полной гарантии защиты от вируса. Врачи — в группе риска.

Справиться со стрессом им помогает общение с другими сотрудниками. «С коллегами у нас есть два способа взаимной поддержки: юмор и сатира. По-другому поднять дух невозможно, — рассказывает Михаил Ковкин. — Когда кто-то выходит в очаг, рассказываем ему на дорожку анекдот — и вперёд!»

Работа в новом отделении не единственная перемена в их жизни. И быт теперь тоже устроен по-новому. «Я сейчас живу далеко от семьи, в отеле. Общаемся только по видеосвязи, — делится Фади Салимович. — Отдежурил день, затем день или два сидишь в гостинице. Конечно, мы не привыкли так жить. Да никто не привык».

Будни врачей в самоизоляции проходят одинаково. В первый выходной после смены они отсыпаются и восстанавливают силы. А отвечая на вопрос, чего сейчас больше всего не хватает, отвечают: «Семьи».

Как сегодня помочь врачам?

Майские праздники в разгаре. Все ждали их с начала весны, когда усталость от зимы стала невыносимой. В этом году ко всему прочему добавилась и утомлённость от самоизоляции: желание отдохнуть на природе и встретиться с друзьями стало ещё сильнее. Врачи убеждают: делать этого ну никак нельзя. «Как облегчить нашу нагрузку? Сидеть дома, как бы банально это ни звучало», — отвечает Михаил Ковкин не колеблясь.

«Контактировать с другими людьми опасно. Заразиться можно очень быстро, — соглашается с ним Фади. — Есть категория людей, чьё состояние очень быстро ухудшается на фоне хронических заболеваний сердечно-сосудистой системы, сахарного диабета. Приехал вроде нормальный, через два часа ему нужен кислород, сам дышать не может. Так что лучше не рисковать».

Самоизоляция — необходимая мера, чтобы снизить нагрузку на систему здравоохранения. «Если все заболеют одновременно, врачи, боюсь, не справятся с потоком тяжёлых пациентов — столько мест в реанимации просто не найдётся, — продолжает Фади. — Пока мощностей хватает. Что будет дальше, зависит от того, как люди будут себя вести».


Source link

Check Also

Настал COVID-19, распался СССР. Четыре истории о внезапных выходах из комы | Здоровая жизнь | Здоровье

Настал COVID-19, распался СССР. Четыре истории о внезапных выходах из комы | Здоровая жизнь | Здоровье

Настал COVID-19, распался СССР. Четыре истории о внезапных выходах из комы | Здоровая жизнь | …