Михаил Лебедев.

Добрый доктор Айболит. Детский врач Михаил Лебедев погиб, заразившись COVID | Все о коронавирусе | Здоровье

Добрый доктор Айболит. Детский врач Михаил Лебедев погиб, заразившись COVID | Все о коронавирусе | Здоровье

Добрый доктор Айболит. Детский врач Михаил Лебедев погиб, заразившись COVID | Все о коронавирусе | Здоровье

В Москве от коронавируса умер врач-реаниматолог дет­ской скорой помощи 61-летний Михаил Лебедев.

Когда песня лечить помогала

«На репетицию выйду в мае» – это было последнее сообщение, которое он отправил из больницы в Коммунарке своей напарнице по бригаде. Уже будучи на аппарате искусственной вентиляции лёгких, Михаил до последнего верил, что всё обойдётся и он пригласит коллег и друзей в новую квартиру посидеть и спеть под гитару.

«У него очень красивый голос, – рассказывает фельдшер 11-й подстанции скорой помощи Александра Захарова, где работал Михаил Лебедев. – Иногда едешь с ним на вызов, он запоёт что-нибудь романтическое, а я подхвачу. Так с песнями и ехали к больным детишкам. Написала ему в Коммунарку, что очень жду, – с кем же мне петь-то».

Михаил Лебедев всю жизнь спасал малышей с патологиями. Родился в Рыбинске, окончил в Ярославле мединститут, устроился на работу в отделение реанимации областной детской клинической больницы № 3. В 1993 г. был назначен старшим врачом палаты интенсивной терапии и реанимации.

«По сути, Михаил Михайлович открывал и формировал это отделение, так что все коллеги, которые сегодня в Ярославле заняты реанимацией новорождённых, могут считать его своим учителем», – рассказывает дет­ский реаниматолог Алексей Гненный, много лет проработавший вместе с Лебедевым в ярослав­ской больнице, а потом в московской скорой.

«Миша ещё до окончания института решил, что будет детским реаниматологом. В то время в регионе большой проблемой была высокая смертность новорождённых. Он очень переживал и, когда в отделение поступал грудничок, пытался заниматься каждым», – вспоминает анестезиолог-реаниматолог ярославской больницы Николай Кукушкин.

Его не раз снимали с должности в угоду конъюнктуре, но потом снова возвращали. Он не был удобен чиновникам, но всегда был профессионалом в работе. Был прекрасным психологом, отлично понимал состояние родителей, ребёнок которых попал в реанимацию. Всегда умел найти нужные слова. За всю его жизнь от родителей не по­ступило ни одной жалобы на его отделение, хотя неблагоприятные исходы были.

«Конечно, переживали сильно, если случались неудачи. Бывало, и слёзы наворачивались от бессилия. И это помнится крепче, хотя хорошего было больше, – вспоминает Алексей Гненный. – Как-то поступил тяжёлый младенец с внутриутробной пневмонией, несколько дней боролись за его жизнь, вытащили. А вечером к Михаилу Михайловичу и ко мне домой пришли люди с дорогими подарками. Спасённый оказался внуком директора крупного завода. После этого наше отделение получило оборудование на большую сумму».


В списке памяти, который ведут медики, уже 91 фамилия — столько медицинских работников умерло в России от коронавируса с момента начала эпидемии. Это врачи, медсёстры, лаборанты, санитарки…
Низкий поклон им и вечная память.

«Он деток очень любил»

Вместе с супругой, учителем музыки, они прожили 20 лет. Пять лет назад решили переехать в Москву – у детей тут было больше возможностей реализоваться. Лебедев начал работать в неонатальной реанимационной бригаде на Станции скорой помощи им. Пучкова. Перевозил в больницы младенцев с патологиями, в последнее время – с COVID-19.

«Он и к нам в отделение детишек привозил. Всегда улыбался, даже если среди ночи приезжал», – вспоминает Наталья Батурина. Позитивный, притягивающий добро. «Нам вместе нравилось работать. График посмотришь, если видишь, что с Михал Михалычем смена, прямо бежала на работу. Последний раз месяц назад выпали вместе сутки. Оба были довольные, как слоны, – делится фельд­шер Александра. – Уже с первой встречи с ним было легко. Обычно фельд­шер подстраивается под врача, всё-таки разный уровень образования и ответственности. А с ним почти как с папой. Он старался оберегать, не давал носить тяжёлое. В нём всегда чувствовался мужчина – надёжный, правильный. Мамочки малышей его обожали. Деток очень любил, всегда с нежностью брал на ручки. Выкладывался полностью, чтобы спасти детей. А если случалось перевозить совсем уж тяжёлого малыша, то на следующем дежурстве мы обязательно заезжали в стационар – узнать, как он там».

«Я с первого взгляда ему доверилась, очень хорошо его запомнила, когда он перевозил моего сына в боксе в детскую больницу, – рассказала москвичка Ольга Калачёва. – Настраивал меня на положительные эмоции, шутил. Боже, какое горе…»

11 апреля у Михаила Михайловича появились первые симптомы коронавируса – температура, кашель. 12 апреля с теми же симптомами слегла его жена Марина Николаевна. Оба изолировались в своей квартире.

«Первые дни он не вызывал врачей, – рассказывает Александра Захарова. – Обещал, если температура не спадёт, обязательно вызовет скорую. Ну а когда уже вызвал, ему сделали анализы и увезли в Коммунарку. На ИВЛ он пробыл 7 дней. И умер в 4.05 утра».

Он спасал, его не спасли…

У доктора остались трое внуков – 15, 12 лет и 3 года. Организацией похорон пришлось заниматься сыну, так как супруга оставалась на карантине дома. Ритуальные мероприятия прошли в Ярославле.

Десятки тех, кто знал Михаила Лебедева, написали о нём на своих страничках в соцсетях.

«Михаил Михайлович – это человек с большой буквы. Когда он заболел, многие хотели помочь ему – собирали информацию, предлагали свою плазму, постоянно звонили, интересовались самочувствием. Это о многом говорит. Мы потеряли не только замечательного человека, но и по-настоящему хорошего доктора», – написал его коллега Александр Щербань.

«Горько очень, ком в горле, – призналась ещё один врач из Ярославля Елена Мишагина. – Скольких детишек он вытащил буквально с того света!»

«А мне почему-то запомнилось, как он пел под гитару старые советские песни. Очень трогательно. А мы слушали, иногда подпевали. Эх, Миша, Миша…» – поделился врач ярославской детской больницы Вадим Романов.

«Как этот вирус проводит селекцию среди людей – кого убить, а кого оставить в живых, – нам неведомо, – размышляет Алексей Гненный.– Вроде и возраст некритический, и вредных привычек никаких, не курил, ничего крепче зелёного чая не пил, спортсменом не был, но любил прогулки на свежем воздухе. По сути, мы ещё ничего не знаем про этот вирус. Я и сам болею, но у меня только обоняние пропало, многие коллеги заразились, фельдшер, с которым последний раз дежурил, тоже сейчас дома с пневмонией. И мы всё делали по правилам. Просто, когда ты находишься на первом рубеже, трудно уберечься от контакта с инфекцией».

Они все сегодня на первом рубеже – врачи скорых, больниц, поликлиник. Будем верить, что война эта закончится раньше, чем успеет унести жизни ещё многих из них.


29 апреля, через два дня после Михаила Лебедева, ушёл из жизни его руководитель – заведующий 11-й подстанцией московской скорой Сергей Першин. Доктору было всего 52 года. В последнем интервью он сказал, что «скорая помощь для него – это и образ жизни, и образ смерти»… И погиб на боевом посту. «Почему уходят лучшие… В моём сердце мы всегда в одной бригаде», – написала о нём фельдшер Наталья Семёнова, с которой врач часто отправлялся на вызовы.

Кого мы потеряли

Алексей Аристов, 62 года, замглавврача больницы № 33, Нижний Новгород.
Алексей Аристов окончил сельскую школу, но это не помешало ему стать одним из лучших хирургов города. В интервью доктор признавался: «Счастье – когда тебя любят».

Наталья Хечумова, 50 лет, медсестра, Ленинградская обл.
Как только объявили пандемию, Наталья поняла, что грядёт страшное, и билась за каждого пациента. Уже заболев, обещала сыновьям, что вернётся домой и на работу.  

Андрей Гаврилов, 55 лет, фельдшер скорой помощи, Чувашия.
«Если не испытываешь сочувствия к пациенту, нужно уходить из профессии. Это не про него», – пишут его близкие. Жена и дочь Андрея Гаврилова тоже медработники.

Владимир Фиошин, 67 лет, рентгенолог, Ульяновская обл.
Карсунской районной больнице присвоят его имя – именно здесь врач первым встал на пути коронавируса. Его дочь Марина написала в соцсетях: «Это было бы справедливо. Больница была его душой и сердцем».

Надежда Дивак, 65 лет, медсестра, Калининград.
«Более 20 лет Надежда Александровна трудилась в отделении пульмонологии. Её любили и уважали и коллеги, и пациенты. Но, помогая другим, увы, она не уберегла себя», – говорится в сообщении Минздрава.


Source link

Check Also

Майонез всемогущий. Самые необычные способы использования соуса | Секреты красоты | Здоровье

Майонез всемогущий. Самые необычные способы использования соуса | Секреты красоты | Здоровье

Майонез всемогущий. Самые необычные способы использования соуса | Секреты красоты | Здоровье Майонез всемогущий. Самые …