Без денег и работы. Как выживают застрявшие в Италии русские | Все о коронавирусе | Здоровье

Без денег и работы. Как выживают застрявшие в Италии русские | Все о коронавирусе | Здоровье

Без денег и работы. Как выживают застрявшие в Италии русские | Все о коронавирусе | Здоровье

Без денег и работы. Как выживают застрявшие в Италии русские | Все о коронавирусе | Здоровье

Перед майскими праздниками из Италии вылетел рейс со 105 пассажирами на борту. Это были наши российские граждане, которые на целый месяц застряли в солнечной стране, так как их рейсы в связи с закрытием границ из-за пандемии коронавируса были отменены. Правда, вылететь смогли не все. Более 100 человек так и остались в Италии ждать у моря погоды.

«О чём вы раньше думали?»

«Рейс, который вылетел 29 апреля, был настоящим чудом, которое мы, застрявшие в Италии, частично сами и организовали, — рассказала АиФ.ru Александра Сторожева, которая месяц просидела в Болонье, ожидая спасительного возвращения в Москву. — Мой рейс должен был состояться 1 апреля. Я в Италии жила несколько лет. Приехала по проекту международного волонтёрства от Евросоюза. Работала в Риме в социальном центре, потом подала заявку в международный университет, отучилась там и начала работать байером. Но у меня изменились личные обстоятельства, поэтому было принято решение переехать в Россию. Я уже готовила все документы, когда началась эта история с коронавирусом. Еще в марте перевезла все свои вещи в Москву к своему молодому человеку. На 1 апреля купила билет, чтобы окончательно уехать из Италии. Но тот рейс отменили.

Многие в России нас не понимают, говорят: О чем вы раньше думали? Но не так-то просто всё тут бросить и уехать. Мне нужно было закрыть постоянный контракт с работодателем, закрыть аренду квартиры. Все это требует времени — бюрократия в Италии гораздо хуже, чем в России.

Мужчина уехал из России три года назад.

Я жила в Болонье, до аэропорта вылета не так уж и близко. Чтобы вылететь из Рима, мне нужно было в Болонье сесть на поезд. К тому же требовалось подготовить пакет документов, чтобы при проверках объяснить местным властям, почему я в карантин еду из точки А в точку Б. Я уже сидела на чемоданах. Но пришлось задержаться еще на месяц.

В отличие от некоторых россиян, сначала я не получала никакой финансовой поддержки, хотя ее обещали. Кому-то эти средства выплачивали постоянно, кому-то — частично, а мне их выдали намного позже, когда я уже собиралась улетать в Москву. Я осталась по факту без работы, моя начальница сразу нашла на мою позицию другого человека. Квартира моя тоже была уже обещана другим арендодателям. Меня приютил мой сосед, которому я на руки оплачивала половину ренты.

Следующий рейс нам пообещали на 15 апреля. Я снова собрала чемоданы. Но за несколько часов до моего отъезда из Болоньи рейс снова был отменен. Мне просто повезло, что я не села в поезд. Если бы села, возможно, мне бы пришлось искать, где остановиться в Риме: не факт, что меня пустили бы обратно в Болонью — поездка домой не является важным аргументом для нарушения карантина.

Мы пытались связаться со всеми возможными лицами, которые могут повлиять на ситуацию. Но ничего конкретного нам не обещали. А в группе застрявших в Италии россиян есть те, кому жизненно необходимо было уехать в Россию».

Жил в аэропорту

«К примеру, была женщина с онкологическим заболеванием, — продолжает Александра. — Ей сделали операцию в Италии, а в России нужно было продолжать лечение как можно быстрее. Есть женщина, которая получила инвалидность в Италии: ей провели операцию, но страховая перестала делать выплаты, и она осталась без какой-либо медицинской поддержки.

67-летний мужчина, музыкант, приехал в гости к дочке. Он, в отличие от меня, поехал на рейс, назначенный на 15 апреля, и застрял в Риме. Дочь нашла денег, оплатила ему несколько дней в гостинице, когда деньги закончились, ему пришлось 5 дней жить в аэропорту. Потом дочка нашла еще денег и смогла оплатить ему дорогу обратно к ней.

Есть и беременные женщины на последнем месяце беременности, которые тоже застряли в Италии в таком положении.

Одна девушка вообще оказалась в кошмарном положении. Она жила у молодого человека, но он и его родители, когда начался этот коронавирус, выгнали ее из дома. Она заняла денег у друзей, оплатила какую-то гостиницу. Когда она обратилась с просьбой о помощи к нашим службам, ей посоветовали… помириться с молодым человеком.

Нам ничего не обещали, только, как говорится, кормили завтраками. Но наши активисты узнали, что 28 апреля должен состояться рейс Москва — Рим. Мы стали писать по всем адресам, которые только знали, просить, чтобы обратным рейсом забрали и нас. В конце концов нам подтвердили, что рейс будет, сказали, что можно регистрироваться.

Правда, выяснилось, что самолет сначала приземлится в Санкт-Петербурге. Высадит там часть наших людей, а потом уже полетит в Москву.

Сначала в списках было около 100 человек, но в последний момент в списки на рейс добавили еще 50. Из-за того, что времени на сборы не оставалось, эти люди в результате не успели доехать до аэропорта…

Сейчас по последнему списку застрявших в Италии россиян осталось более 100 человек. Что с ними будет — никто не знает. Проблема вся в том, что разрешено вывозить одним рейсом только один регион. А там сидят люди из разных областей. Есть даже человек из ЛНР. Чтобы улететь московско-питерским рейсом, нужно было доказать, что ты живешь в Московском или Ленинградском регионе.

Татьяна не сможет вылететь с острова минимум до 30 апреля.

Одна студентка не смогла улететь, потому что была прописана в одном регионе, а лететь ей нужно было в Москву, потому что она там учится и живет в общежитии. Но в общежитии нет возможности самоизоляции. Мне, к счастью, удалось собрать документы, подтверждающие, что я проживаю в Москве, хотя я прописана в другом регионе. Когда мы вылетели, мы не знали, куда нас направят, по домам или в обсервации. В аэропорту у нас проверили только температуру и посадили по маршруткам. Измотанные люди в маршрутке тряслись по всей Москве и Московской области. Последняя девочка из Коломны приехала домой только утром следующего дня, почти сутки она провела в пути».

Чья это компетенция?

Инге Эйрус не так повезло, ее пока никто не эвакуировал. Она прилетела в Италию на лечение в начале марта и остается там до сих пор. «Я летела через аэропорт Бергамо, — рассказала Инга. — В аэропорту передвигалась на инвалидной коляске, меня встретили друзья, помогли. Пока я проходила лечение, резко были отменены все рейсы с севера Италии. Мы попали в информационный вакуум. До консульства было не дозвониться, телефоны несколько дней не отвечали. Я знала, что до 29 апреля был рейс из Рима. Но из-за своей инвалидности и из-за отмены рейсов с севера я не могла ничего сделать. Мои друзья позвонили в полицию и спросили, могут ли они меня проводить до Милана, на что получили ответ: „Она вообще не имеет право покидать место своего пребывания“. В российском посольстве мне сказали, что доставить меня в Рим никто не может, это не в их компетенции.

Нам пообещали, что будет эвакуационный выезд с севера, поскольку нас тут осталось немало. Но это на словах. А по факту: живите, как можете.

Когда был объявлен эвакуационный рейс 29 апреля, я писала везде. Единственный поезд из Милана в Рим идет утром, приезжает днем. Чтобы мне доехать до Милана, нужно искать трансферную компанию, у которой есть разрешение на передвижение. Каким образом на костылях двигаться по вокзалу — это другой вопрос, ведь сопровождение тоже не разрешено. Как добраться из Рима до аэропорта — тоже сейчас проблема для инвалида. На все мои письма мне пришел отказ: „Мы этим не занимаемся“.

В результате я осталась в Италии. Слава богу, мне есть, где жить. Меня приютили мои друзья. Но у меня закончилась страховка, медицинская помощь мне не будет оказываться.

В соседнем со мной поселке осталась женщина из Костромы. Ей 75 лет, у нее диабет. У нее закончились лекарства, она живет у дочери. И ей был дан точно такой же ответ: добирайтесь, как хотите. Хотя женщина находится в зоне риска и по возрасту, и по здоровью. Нам не дают никакой информации. Официальные источники присылают какие-то отписки. Что нам делать, мы не знаем. И самое страшное, что, если мы заболеем, мы тоже не знаем, поможет ли нам кто-то».


Source link

Check Also

Настал COVID-19, распался СССР. Четыре истории о внезапных выходах из комы | Здоровая жизнь | Здоровье

Настал COVID-19, распался СССР. Четыре истории о внезапных выходах из комы | Здоровая жизнь | Здоровье

Настал COVID-19, распался СССР. Четыре истории о внезапных выходах из комы | Здоровая жизнь | …